Google+

ОТЦОВСКИЙ СОВЕТ (ГИТАРНАЯ ИСТОРИЯ)

Отец и сын гитаристы

– Пап, ну как тебе? – спросил Пашка, закончив пулеметное соло на визжащей ноте с вибрато.
– Ну как… Неплохо.
– Неплохо? – В голосе сына звучали нотки удивления и разочарования. Не такой оценки он ждал от отца, тоже гитариста. – Может, тебе еще сыграть?
– Сыграй, Пашка, сыграй.

Сын поклацал мышкой, выбирая минусовку. Застучали вступительные клики, задающие темп … и он снова втопил педаль в пол.

Дима приехал в гости. Видел он сына редко – примерно раз в два-три года. С его матерью Дима развелся еще пятнадцать лет назад. И перебрался в другой город. Думал, что на время – оказалось, навсегда.

Сейчас они сидели все в той же детской комнате, в квартире бывшей супруги.

Дима смотрел на стены, на обои с нелепыми теперь мультяшными машинками – их так и не поменяли за столько лет. От этих машинок что-то щемило в груди. Годы пролетели – будто не было.

Смотрел на сильно повзрослевшего сына с «Ибанезом» в руках, который когда-то сам ему и подарил.
– Как же, блин, на самом деле приятно, что парнишка пошел по его стопам!
И как же обидно, что он ничем ему не помог, не наставил на путь истинный.

– Ну, пап! А это? – с надеждой в голосе спросил Паша, переводя дух после очередных головокружительных гитарных кульбитов.
– Да как тебе сказать, сынок… Честно? Херня это.

Пашка аж подскочил в изумлении.
– Херня? – дрожащим от обиды голосом выдохнул он.

«Сейчас попросит меня на выход и скажет, чтобы больше не приезжал», – мелькнуло в голове у Димы.

Паша смотрел на отца сверху вниз – вымахал выше на целую голову.

– Сынок, прости. Грубо я сказал, конечно. Садись, не маячь. Лучше скажи – какие проблемы у тебя сейчас с игрой?

Но Паша еще не отошел.
– Нет никаких.
– Кофе будешь? Пиво тебе, как своему ребенку – хоть и длинному – предложить не могу. Зато я печеньки прикольные купил, в виде разных смайликов. Наверное, они вкусные.
– Буду.
– Пошли в кухню.

Под кофе с печеньем Паша немного оттаял:

– Свип у меня плохо получается. Переменным я нормально играю, а свипом – напрягаюсь все время. Еле тащу, – признался он.
Вот есть у меня один знакомый – у него восьмиструнка – он на ней свипом по всем восьми струнам чешет! А у меня только трехструнные арпеджио более-менее идут.

– Не, Паш. Не заметно это со стороны. Все нормально у тебя с соло. Еще бы играл немного помедленнее и чувства добавил – цены б тебе не было. Я в твои годы так не мог.

– Ну, вот же! А говоришь….

Дима немного помедлил, прихлебывая кофе из громадной кружки, и думая как бы подступиться к этой теме.

– Ты в курсе, что история повторяется?
– Ну да, да. Типа дважды: первый раз в виде трагедии, второй – в виде фарса…

Дима отметил про себя начитанность Пашки, но не стал уводить в сторону канву беседы:

– Я не то, чтобы совсем не умел. В наше время мы уже знали и про Малмстина, и про Сатриани с Ваем. Табы были бумажные. Распечатывали их где-то, давали друг другу на ночь – почитать. Я ведь тоже пилил… не так круто как ты, конечно. Но было дело, – признался Дима.

И продолжил.
– Сидел я, точно как ты – одинешенек в своей комнате. И соляки наяривал. Компа у меня, конечно, в то время никакого не было. Но вот – позвали меня играть в группу.

– Вот видишь! Позвали!

– Случай! Меня знакомый им посоветовал. Сосватал, так сказать.
Я прибежал такой радостный, показал что могу. Не то, чтобы сильно впечатлил, но меня взяли. И знаешь что? Почти ничего из того, что я нарабатывал, месяцами терзая гриф – не пригодилось!

– ?!

– Девяносто пять процентов времени – если не больше! – я играл аккомпанемент! И даже – не падай со стула – аккордами!

– Не, пап. Мне аккордами играть не прикольно. Я самовыражаться хочу.

– Я вот тоже поначалу так думал. А потом как-то зацепило меня.

Понимаешь, вот ты играешь свою партию, а рядом басист – свою. И барабанщик. И все сцепляется вместе, все дышит. И стою я и думаю, – Вот она, музыка! Именно так она делается. А поверх нее вокалист поет, и всё на своем месте.

Особенно мне нравилось играть вступление к одному нашему медляку. Там не то чтобы обычные аккорды – я их фишками разными подкрашивал. Играю я, и в тишине прямо чувствуется, как зал меня слушает. Прям, волшебство какое-то. На каждом концерте ждал этого момента!

Ты сказал Паш, что есть у тебя знакомый, с которым ты себя сравниваешь. Тот, что свипом играет. Знаешь что? Не пробуй его догнать. Не нужно соревноваться с кем-то на чужом поле. Лучший способ – это дать «ассиметричный ответ».

Вот мой тебе отцовский совет – как папы твоего, как гитариста. Попробуй стать на две головы выше в другом – например, в аккомпанементе. И группа для тебя тогда найдется. И на сцене будешь играть. И там – не знаю – девчонки будут, все дела! Папа плохого не посоветует!

Паша посмотрел на Диму с сочувствием. «Какая сцена, какие девчонки? Папа остался в своем прошлом веке».

– Не. Сейчас время другое. Интернет рулит. Я записи своих инструменталов выкладываю. Мой друган на них видеоряд делает – клипы получаются. Их люди смотрят и лайкают. Маловато пока просмотров, но вот увидишь – скоро стану известным!

– Ясно – вздохнул Дима – А знаешь что, Паш?..
Думал-думал я, – что тебе оставить на память об этом моем приезде? Человек я небогатый, Гибсон фирменный подарить не могу. А как ты смотришь на то, чтобы я записал для тебя авторскую минусовку? Ты помнишь – жаловался, что минусов оригинальных не хватает!

– Давай, пап! Я не против – я только за!

– Тогда доставай все эти карты твои звуковые, наушники давай. Педалборда у тебя нет – где ты звук рулишь?

– Да все здесь же, в проге, в компе!

– Все у вас не как у людей! Хорошо. Дисторшн убери нафиг, а задержку оставь. Хорус чтоб был, и реверочка добавим. Минус лирический будет, чтобы ты смог душевное соло под него сыграть.

– Ладно, пап. Давай лирический.

– Айн момент. Дай еще пару минут – последовательность аккордов прикинуть.

Отец и сын гитаристы
Поиграли. Погуляли. Побродили по старым местам.
– Вот парк, где я катал тебя в коляске. А в этом дворе ты у меня с качелей упал. В этот театр ходили с тобой на детский утренник. А тут, в кафе, я всегда покупал тебе блинчики со сгущенкой, – думал вслух Дима.

Паша понимающе кивал головой, но настоящей ностальгии не испытывал.

* * * *
Так прошла пара дней.
Сегодня отъезд. До него еще три часа. Вещи собраны.
Выходить еще рано, но в комнате с нелепыми мультяшными машинками висит колючее молчание.

– Чего же еще сказать тебе, Пашка? – мучительно крутится в голове у Димы – мы тут три дня на что попало потратили! Какой-такой смысл жизни тебе рассказать? Будет, как назло – только уеду я и сразу вспомню, что нужно было…

– Папа?
– Да, сынок!
– Покажешь мне, что ты в аккомпанементе сыграл? В той своей минусовке!
– Что, неужели зацепило?
– Ну… как бы… Да!

Дима повеселел
– Не вопрос! Расчехляй гитару!

= = = = = =
История вымышлена. Все совпадения героев и ситуаций с реальными людьми являются случайностью.

 

 

 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий